Зачем французам компания Opel, от которой избавляется GM?

103

Отчего американская корпорация General Motors (GM) вдруг решила продать свою немецкую дочку Opel, какой владеет с 1929 года? Это как-то связано с Дональдом Трампом и его лозунгом создавать рабочие места только в Америке? Или, может, это связано с Brexit и девальвацией фунта? Ведь на торговлю выставлена и компания Vauxhall, британская сестра Opel, в 2016 году вновь ввергнувшая европейское филиал GM в многомиллионные убытки.

И зачем вообще французскому концерну Peugeot Citroen (PSA), лишь вышедшему из тяжелого кризиса, убыточная Opel/Vauxhall? Ведь базары сбыта двух компаний вовсе не дополняют друг друга: обе бьются главным образом за одних и тех же покупателей — европейцев. Может, французы намерены попросту ликвидировать конкурента, скупая и затем закрывая его заводы? Или они, наоборот, желают создать мощный альянс двух производителей автомобилей для массового сегмента, чтобы потеснить извечного европейского лидера Volkswagen и взять второе место на континенте, обогнав Renault?

Тревога за десятки тысяч пролетариев мест

Неожиданная новость о том, что GM обсуждает с PSA продажу Opel и переговоры уже есть в «продвинутой стадии», породила массу вопросов. Она пришла во вторник, 14 февраля, и сделалась подлинной информационной бомбой, поскольку буквально всех в Германии захватила врасплох. Новый министр экономики ФРГ Бригитте Циприс (Brigitte Zypries) тут же наименовала «совершенно неприемлемым» то, что о намечающейся сделке не были заранее поставлены в популярность ни совет трудового коллектива Opel, ни профсоюз, ни земельные и федеральное правительства.

Электромобиль Opel Ampera на фоне Эйфелевой башни

В 2016 году компания Opel демонстрировала на Парижском автосалоне, в частности, электромобиль Ampera

Пришедшее 15 февраля извещение, что глава PSA Карлос Таварес хотел бы встретиться с германским канцлером Ангелой Меркель (Angela Merkel) и немецкими профсоюзами, указывает о стремлении французского концерна поскорее исправить этот серьезный просчет.

Убранству с возмущением нежданная новость вызвала в Германии тревогу за рабочие пункты. В целом у GM в Европе порядка 38 тысяч сотрудников. Непосредственно на трех немецких заводах Opel сидят свыше 18 тысяч, но еще десятки тысяч заняты на многочисленных предприятиях-смежниках. При этом головной завод в Рюссельсхайме является градообразующим предприятием, так что выговор идет о судьбе целого моногорода с населением в 63 тысячи человек. Для восточногерманского Айзенаха Opel также является крупнейшим работодателем.

Каковы мотивы GM?

Заостренная тревога за рабочие места вызвана полной неясностью относительно мотивов продавца и потенциального покупателя. Opel с 1999 года приносит GM одни лишь уроны. В 2009 году американская корпорация, сильно пострадавшая от всемирного финансово-экономического кризиса, уже была готова реализовать свою хронически нерентабельную дочку канадской компании Magna и российскому государственному Сбербанку, однако в самый заключительный момент отказалась от сделки.

Глава GM Мэри Барра на фоне эмблемы Opel

Почему глава GM Мэри Барра разрешила продать Opel?

После этого возникло устойчивое ощущение, что GM все же не сделается расставаться со своим европейским бизнесом. Ведь американцы энергично взялись за его санацию. Они, с одной сторонки, закрыли автозаводы в немецком Бохуме и бельгийском Антверпене, с другой сторонки — закачали миллиарды евро в остающиеся предприятия, в том числе в Конструкторский середина в Рюссельсхайме, где почти 8 тысяч инженеров разрабатывают новейшие технологии для всей корпорации.

Инвестиции в модернизацию производства, разработку новоиспеченных моделей (в этом году в продажу поступят 7 новинок) и маркетинг дали позитивный результат: дела в Европе явно пошли на поправку, и штаб-квартира GM измерила из того, что по итогам 2016 года Opel/Vauxhall, наконец-то, впервые за полтора десятилетия заработает барыш. В итоге, однако, вновь набежали оперативные убытки в размере 257 миллионов долларов. В компании объясняют это острой девальвацией фунта после победы на референдуме сторонников выхода Великобритании из ЕС.

Отчего переговоры ведутся именно с PSA

Поэтому достижение порога рентабельности было перетащено на 2018 год. И теперь вдруг руководители GM выставляют свой европейский бизнес на торговлю. Отчаялись ждать положительных результатов? Решили поскорее избавиться от Vauxhall, пока реально не завязался Brexit? Непонятно.

Выпуск автомобилей Citroen на заводе комапнии Dongfeng в Китае

Выпуск автомобилей Citroen на заводе комапнии Dongfeng в Китае

Зато совсем очевидно, почему переговоры ведутся именно с PSA. GM еще в 2012 году заключила своего рода стратегический альянс с французским концерном, который был в то время на грани банкротства, и какое-то пора даже держала 7 процентов его акций. Этот альянс предполагает, в частности, совместные закупки комплектующих и разработку моделей на всеобщих платформах. Так, компактный внедорожник Opel Crossland X, который должен устроиться в продажу летом этого года, создан на основе Peugeot 2008, а у иной новинки, кроссовера Opel Grandland X, платформа от Peugeot 3008.

«Cтратегия харакири» и заинтересованность китайцев

Но если французы купят Opel, захотят ли они и дальше спускать сопоставимые модели под разными названиями или предпочтут сосредоточиться на родном бренде? Глава Середины автомобильных исследований (CAR) при Университете Дуйсбург-Эссен профессор Фердинанд Дуденхёффер (Ferdinand Dudenhöffer) уверен: мишень PSA состоит в том, чтобы поглотить прямого конкурента и затем существенно сжать избыточные производственные мощности в Европе. Эксперт называет это «стратегией харакири».

Удобопонятно, что сокращать рабочие места покупатель будет из политических соображений скорее не у себя дома, во Франции, а в Германии или Англии. Тем немало, что 12,8 процента акций PSA находятся в собственности французского государства, и оно будет твердо возражать против свертывания отечественного производства.

Профессор Дуденхёффер напоминает также, что еще 12,8 процента акций PSA относятся китайской компании Dongfeng Motor, и высказывает предположение, что больше итого от возможной сделки выиграет именно она. Ведь китайцы будут владеть тогда доступ уже не только к технологиям Peugeot и Citroen, но и смогут воспользоваться огромным ноу-хау Конструкторского середины Opel в Рюссельсхайме.

Понятно, что в Германии в такой ситуации земельные воли и федеральное правительство не будут сидеть сложа руки, особенно в год выборов в бундестаг. Потому уже сейчас можно смело утверждать: вероятная покупка компании Opel французским концерном с государственным участием PSA сделается одной из самых громких и эмоциональных экономических историй 2017 года.

Глядите также:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ