Матрица. Эпизод первый

116

5 Января 2017, 04:03

«А сейчас знакомьтесь — это «Паула», новейшая из наших моделей, которая пока есть всего в пяти экземплярах!» — Губерт Вальтль, член совета директоров «Ауди» лукаво улыбнулся. И в просторный светлый цех, тихонько жужжа электромоторами, въехала Audi AGV. У нее не было дверей, стекол, водительского и пассажирских кресел, руля и даже… колес. Тянет эта штуковина, как нельзя более похожая на гигантскую электробритву в футляре, аж 1200 кг, а скорость развивает всего-то 6 км/ч. И тем не немного «Паулой» в Ингольштадте гордятся, полагая, что именно в ней будущее завода — не лишь этого, второго, между прочим, по величине автосборочного предприятия в Европе, но и итого автомобильного производства «Ауди».

А все потому, что AGV в самые ближайшие годы позволит отказаться от конвейера. Вот так, ни вяще, ни меньше!

Дело в том, что за сто с лишним лет конвейер (впервые запущенный Генри Фордом 25 января 1914 года), подошел к пику своего КПД и ныне перестал удовлетворять растущие требования производства. Новые потребности базара, ожидания клиентов, изменения законодательной базы оборачиваются увеличением различных версий автомашины. А чем больше производных и вариантов, тем труднее их интегрировать в жесткий, последовательный процесс, какой представляет собой конвейер. Базовые модели требуют меньшего числа операций, более дорогие и навороченные — куда большего. Скажем, в Ингольштадте спускают модели А3, А4, А5 и Q2. С каждой из трех сборочных линий авто сходит раз в 88 секунд, совместно, таким образом, они выдают автомобиль примерно каждые 30 секунд. Немного того, что у этих машин разные кузова, двигатели, оборудование, кушать ведь такие уникальные варианты, как А3 Sportback E-Tron. Подключаемый гибрид составляет небольшой процент от всеобщего производства А3, но пока на семи отдельных рабочих постах он получает вящую часть своей электрической начинки, остальные модели замирают на подвешенной под потолком конвейерной ленте. И число таких заторов будет только увеличиваться.

Матрица. Эпизод первый_01



Решить подобные проблемы призвана модульная сборка. Вместо непрерывного, как течение реки, конвейера инженеры «Ауди» предлагают оригинальное «озеро», в котором размещены «острова» сборочных станций. От одной к иной между ними курсируют управляемые по радио самоходные тележки с введёнными на них автомобилями. Центральный компьютер контролирует всю деятельность цеха, чтобы он трудился бесперебойно и максимально эффективно. Многочисленные «Паулы», следуя без водителя, но руководясь проложенным электронным мозгом маршрутом, снабжают станции точно вовремя необходимыми компонентами – от мельчайшего винтика до сдвижной крыши. В отличие от конвейера, модульная сборка может похвастать необыкновенной гибкостью — во времени и пространстве. Скажем, установить уплотнение двери в кузов купе можно вдвое скорее, чем в 4-дверный седан. Когда центральный компьютер распознает затор на станции, к какой приближается автомобиль, он может перенаправить его на свободный пост, где на него пока навесят покрышку багажника.


По подсчетам специалистов Audi, модульная сборка позволит повысить производительность труда «примерно на 20% плюс Х». А вот размер этого самого “Х” будет увеличиваться с ростом разнообразности версий. Когда это произойдет? Уже скоро. С сентября в Ингольштадте первая «Паула» развозит системы кондиционирования в ночную смену. А внедрение модульной сборки в серийное производство начнется на сборке двигателей на заводе в венгерском Дьере.


Чтобы сделать производство немало гибким и эффективным, его, во-первых, нужно оцифровать. Но, в конечном счете, еще эффективнее оцифровать не производство, а человечье сознание


Но это только вершина айсберга, который называется «Умный завод Ауди». Центральный компьютер будет править здесь не только процессом сборки — он может оценивать качество получаемого от поставщиков проката, оптимальным манером кроить его на заготовки и даже помогать в конструировании пресс-форм таким манером, чтобы снизить потребление электроэнергии и уровень шума. Роботы в цехах не лишь выполняют за людей тяжелую или монотонную работу, они сами умеют отличать версии автомашины и в зависимости от этого выбирают количество точек крепления детали и размер крепежа. При поддержки лазерного сканера особые электронные системы помогают сборщикам оценить правильность монтажа электрооборудования — опять же в подневольности от версии конкретного автомобиля — и подсказывают, в случае надобности, верное решение. Компьютер организует поставку смазочных материалов на завод и контролирует затяжку пятисот миллионов болтов таким манером, чтобы увеличить срок эксплуатации гайковертов и снизить потребление энергии. Осуществляет визуальную связь между заводами «Ауди» в различных частях света так, чтобы при необходимости специалисты головного предприятия могли проконсультировать коллег на пунктах. И наконец, электронный мозг заказывает подачу автовозов с такой точностью, чтобы подгадать, когда заключительный автомобиль конкретной модели из конкретной партии для конкретного дилера выйдет из ворот сборочного цеха.


Вылито, все это, может быть, и не первый, но очень серьезный, если не решающий шаг к целиком автономному заводу. Будущее открывается завораживающее: чистый, пустынный сборочный цех, где роботы безотносительно автономно собирают абсолютно автономные автомобили. Один только проблема: для кого? Ведь людям давным-давно запрещено управлять автомобилями и передвигаться в них. Они даже в автобусах, троллейбусах и метрополитен не ездят – слишком опасно. Они просто висят в огромном хранилище, подключенные к всеобщей системе жизнеобеспечения, и видят чудесные сны. Например, о том, как они покупают «Ауди-R8»…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ