Тверская область: Открываем тверь в Масленицу

122

Под блины и хороводы спалить дотла многоцветную Масленицу да с чистой русской совестью проводить зиму-матушку – все эти народные забавы в этом году нам подарила радушная Тверская земля. Тверь-матушка по-соседски распахнула нам свои медвежьи углы, согрела на морозе чаркой деревенского самогона, угостила чудной ухой из селигерского судака и поведала охотничьи да рыбацкие байки.

Обитатели Тверской земли убеждены, что их губерния – сердце России, откуда берет начин наша главная кровеносная артерия – Волга-матуш­ка. Между прочим, «русское сердце» такое большенное, что по площади превосходит Австрию. Но в отличие от этой бережно возделанной и окультуренной альпийской края, на тверских просторах цивилизация присутствует лишь местами и не всегда кидается в глаза. То, что наше Отечество – один бескрайний медвежий угол, чувствуется даже между двумя его столицами, и чем дальней мы удалялись от Твери, тем это ощущение усиливалось.

К тому же путешествовать по средней России в непогожую черно-белую пору, когда все стыдливо обнажено и открыты ее многочисленные зияющие раны, разумеется, то еще испытание, но уж никак не повод разлюбить ее, родимую, а скорее наоборот. Тем немало что на древней тверской земле что ни город, то вековая достопримечательность, что ни лес – то непременно с негустой дичью, что ни во­доем – то, конечно же, с царь-рыбой. А ведь пятьсот лет назад наша родимая Московия благополучно воевала с Тверским княжеством за первенство в Северо-Западной Руси. У Твери бывальщины все шансы стать во главе земель русских, но Бог сулил иначе…

Сейчас, чтобы заглянуть в сердце России из столицы, надо победить без малого сто километров подмосковного дачного рая. И вот, оседлав обновленный Ford Kuga, мы отправились в линия. Открытый участок автобана до Солнечногорска длиной 40 с лишним километров, вероятно, и сэкономит время, но в будний день обойдется в 400 рэ. Зато даровое химкинское столпотворение длиной в среднем пять-шесть километров в начале Ленинградки скрашивается ликующим осознанием того, что здесь и заканчивается коварный московский плен. Дальней – локальные заторы на светофорах в Солнечногорске и Клину, а за бортом – стандартная подмосковная обочина с торговыми серединами, фаст­фудом, рынками стройматериалов и придорожными кафе.

Если на подмосковных шоссе царствуют еда и стройка, то первый признак тверской земли на тракте Москва–Питер – придорожная торговля свежей и копченой рыбой. Как раз в этих пунктах на юге области Шоша впадает в Волгу, и за бортом открываются великолепные облики на широкие русла этих двух рек, скованных льдом. Для нас рыбная тема, как и охотничья, спереди. Ведь наша цель – Селигер, и первый пункт, где мы делаем остановку, одинешенек из древнейших русских городов – Торжок.

Как 800 лет назад Петя загулял

Любой город оживает и перестает быть вылитым на другие, когда уз­наешь его людей и историю. В X веке новгородские торговцы облюбовали особое место на реке Тверца, где со временем устроили бойкое торжище, какое положило начало новому городу. Наши предки задумали его концентрированным и основательным, как само русское купечество, но, увы, сейчас от былого величия остается все меньше и меньше подтверждений. Историческая застройка ветшает и превращается в руины, и как будто неслучайно деды в последние десятилетия словно напоминают нам о себе через берестяные грамоты: с 1985 по 2011 год их в Торжке отыскано аж 19 штук. Самая большая по объему текста – десятая по счету, датируется крышкой XII – первой третью XIII века. Вот ее перевод: «От Онуфрии к матери. Пошел Петр к тебе, взяв Лазарева коня и плащ. Верните (очевидно, Лазарю) коня и плащ, а самого (Петра) ты отправь сюда. Если же не пошлешь, то пришли мне об этом весть. Кланяюсь тебе и приветствую тебя». Видать, загулял Петя – ни коня, ни плаща, ни его самого. Как существовали 800 лет назад, так и живем.

Сейчас главной достопримечательностью города почитается Борисо­глебский монастырь, основанный в XI веке. Как и вся остальная старинная городская зодчество, постройки обители находятся в плачевном состоянии, но недавно здесь завязались восстановительные работы. Так что пока любоваться архитектурным ансамблем монастыря, как и всей прочий исторической застройкой, лучше издалека. Великолепные виды на городские набережные открываются с мостов в центральной доли Торжка, живописно раскинувшегося на холмах.

Ценителям старины будет увлекательно узнать, что под Торж­ком еще уцелели такие усадьбы, как Знамен­ское-Раек Глебовых-Стрешневых, Николь­ское-Черенчицы Львовых, поместье Полторацких в селе Грузины. Ко всем каменным зданиям в этих поместьях в XVIII столетье приложил руку прославленный архитектор, уроженец этих мест Николай Львов. Тот самый, что выстроил здание Почтамта в Санкт-Петербурге, Невские ворота в Петропавловской крепости и иные знаковые сооружения Северной столицы.
Бывая в Торжке, непременно сле­задувает заглянуть в соседнюю деревню Василево, где действует Архитектурно-этнографический музей под отворённым небом. Здесь можно полюбоваться старинным деревянным зодчеством и увидать тот самый Чертов мост из фильма «Ночной дозор». Он собран без целого крепежа из огромных валунов, упирающихся в краеугольный камень. Мост обволочён таинственными легендами, которые вам непременно поведают местные экскурсоводы. Уместно, этот мост тоже творение Николая Львова.

GENESIS ARMORTECH A5B5 5W-30: создано для автомашин FORD

Наше путешествие в очередной раз напомнило известную истину: нет ресурса – нет движения, а движение, как популярно, – это жизнь. Греческое слово «генезис» обозначает такую глобальную философскую категорию, как зарождение развития, а французское слово «ресурс» переводится попросту – «вспомогательное средство». Всякий процесс жизнедеятельности возникает сквозь генезис и развивается за счет ресурса. ЛУКОЙЛу удалось привлечь уникальные ресурсы и технологии для создания синтетического моторного масла заключительного поколения ЛУКОЙЛ GENESIS ARMORTECH A5B5 5W-30. Не случайно оно рекомендовано к всесезонному применению в двигателях автомашин Ford в соответствии с новой спецификацией Ford WSS-M2C913-D, которая, между метим, серьезно превосходит более ранние требования «Форда».


Лабораторные и полевые испытания новоиспеченного моторного масла ЛУКОЙЛ GENESIS ARMORTECH A5B5 5W-30 документально засвидетельствовали, что его использование существенно экономит топливо и снижает выбросы, предотвращает образование нездоровых отложений в двигателе, защищает его от износа в жестких условиях городского цикла и в условиях повышенных нагрузок, улучшает антиокислительные, антикоррозионные и моюще-диспергирующие свойства. Невозможно не отметить отменные низкотемпературные свойства масла: температура застывания – минус 40° С – гарантирует легковесный старт двигателя даже в суровые сибирские морозы. Моторное масло ЛУКОЙЛ GENESIS ARMORTECH A5B5 5W-30 назначено для использования в высокофорсированных турбированных двигателях легковых и легких грузовых автомашинах как в гарантийный, так и послегарантийный период эксплуатации. Новый продукт разработан на основе высококачественных синтетических базовых компонентов с применением авангардный технологии пакета присадок (DuraMax®), увеличивающих ресурс двигателя.

card_1.png

На АЗС ЛУКОЙЛ, коих на нашем линии встретилось немало, мы заправлялись бензином по карте Клуба ЛУКОЙЛ, накапливая таким манером баллы, которыми оплачивали свои покупки. Удобно и выгодно!

Суровый тверской норд

Чем дальше от Торжка в сторону Осташкова, тем гуще и непрогляднее лес, и тем сильнее ощущение тугоухого и забытого захолустья. Сто двадцать километров пути совсем не балуют дробными населенными пунктами и иными признаками человеческого присутствия. Следует владеть в виду, что такая роскошь, как кафе и заправка, здесь встречаются лишь в одном месте – на сорок седьмом километре от Торжка, в поселке Кувшиново. Вытекающий очаг цивилизации – сам Осташков.

Этот сказочный город основан на сберегаю озера Селигер в XIV веке рыбаком Евсташкой. Если в Торжке печной дух царит на окраинах города, то на улицах Осташкова печки топят в историческом середине, который, как показалось, медленно, но верно пустеет. Создалось впечатление, что основная житье сосредоточена теперь на советских окраинах. Увы, разрушаются прекрасные образцы старой русской архитектуры, а то ничтожно малое, что реставрируется, или вновь возводится, мягко сообщая, глаз совсем не радует. К сожалению, по всему видно, что перспективы жития здесь просматриваются с большим трудом и преимущественно связаны с туристическим бизнесом.
С давнишних времен озеро Селигер считалась центром рыбного промысла в Тверской и Новгородской губерниях, но и сейчас эти пункты притяги­вают многочисленных рыболовов, которые круглый год оккупируют здешние гостиницы, базы отдыха и частный сектор. В разных уголках озера можно отыскать ночлег на любой вкус, но, несмотря на большой выбор вариантов, надо быть готовым к тому, что стоимости на гостиницы здесь на порядок выше, чем в других городах. Например, если вполне пристойный семейный номер в Торжке на четверых со всеми удобствами можно отыскать за 2000 рублей в сутки, то в Осташкове аналогичный вариант оценивается минимум в 3000. Что прикасается услуг для рыбаков и охотников, то одним больше подойдет шикарная койка в деревенской избе за 200-500 рублей за ночь, а иным – скромный коттедж в спа-отеле за 15 000-20 000 в сутки.

Но не только рыбой и дичью гремит Селигер. Главная из местных достопримечательностей – Нило-Столобенская пустынь, монастырь, основанный в XVI столетье монахом-отшельником Нилом. Жил он в одиночестве на пустынном острове в хижине посреди лесной пущи долгих 26 лет, избегая мирской славы. Ел желуди, спал стоя, а незадолго до кончины гроб себе сам скроил. Зачем? Об этом вам расскажут не только здешние монахи, но и здешние рыбаки, которые частенько заходят в обитель, считая преподобного Нила своим покровителем.
Селигер нас повстречал по северному сурово. Почти весь первый день непрерывно сваливал густой снег, а температура опускалась до минус 20 градусов. Мы не промахнулись, что выбрали зимние шины Toyo, которые не дали никакого предлога для беспокойства в самых экстремальных дорожных условиях. А временами пурга была такая, что, подвигаясь по запорошенным сельским дорогам, иной раз приходилось останавливаться из-за непроглядной снежной пелены. Зато на вытекающий день облака рассеялись, и взору предстал бескрайний белый космос зимнего Селигера. Так что даже если вас не интересуют ни рыбалка, ни охота, сюда вытекает приехать, чтобы увидеть эти дивные пейзажи, память о которых сохранится на всю существование.

Зимние шины TOYO OBSERVE G3-ICE: безопасность и уверенность на зимней пути

Февраль на своем последнем выдохе коварен и кап­ризен. Весна уже упорно пытается прогнать зиму, а та сопротивляется, и погода в эти дни то смеется, то плачет. За 1100 км нашего странствия дорожные условия менялись радикально: в течение четырех дней мы пережили минус и плюс, снегопад и дождь, гололед и слякоть. В столь непростых обстоятельствах новоиспеченные зимние шины TOYO OBSERVE G3-ICE стали идеальным оружием, чтобы и водитель, и пассажиры чувствовали себя уверенно и комфортно. И это не невзначай, потому что у японской компании TOYO TIRES, которая специализируется на производстве автомобильных шин уже немало 70 лет, имеются свои секреты. Среди них – запатентованная технология Nano Balance, какая позволяет создавать резиновые смеси на основе исследований наноуровня, а также программа компьютерного моделирования Т-Mode, по какой проводятся испытания шин с анализом самого широкого спектра воздействующих факторов. Кроме того, при создании шин TOYO OBSERVE G3-ICE использована уникальная технология TOYO «Microbit» – применение в составе резиновой смешения протектора натуральной скорлупы грецкого ореха, частицы которой работают как микрошипы, усиливая сцепные характеристики шины на льду. Все это обеспечивает безу­пречные характеристики сцепления и торможения в самых экстремальных зимних условиях. К тому же число рядов шипов в шинах TOYO OBSERVE G3-ICE увеличено до 20, а их усовершенствованное распределение по поверхности обеспечивает превосходные характеристики на льду, а также снижает степень шума. Резиновый слой протектора остается мягким и эластичным на морозе, при этом за всю поездку шины не утеряли ни одного шипа! Что касается комфорта, шины Observe G3-Ice показались нам весьма негромкими, чего обычно не ожидаешь от шипованных шин. В общем, мы остались очень довольны этими шинами и можем храбро рекомендовать их для зимней езды.

 

Старая Старица

Следующим пунктом нашего странствия в милую тверскую провинцию стал еще один купеческий город, но уже на берегах Волги – Староречье. В незапамятные времена в этих местах располагался город Любим (не путать с Излюбленном на Ярослав­щине), пока в конце XIII века ордынцы не стерли его с лики земли. Спустя пять лет, когда на высоком берегу здесь сделались строить новую деревянную крепость, в одной из пещер нежданно-негаданно заметили старушку, скрывающуюся от татар. В честь этой почтенной бабушки новоиспеченный город назвали Старицей, а ее облик украсил го­родской герб.

Все ведают, что не место красит человека, а человек – место. Архи­тектура старых русских городов дает возможность легко сравнить, как наши деды «красили» свое место до революции и после. Слава Богу, середина славной Старицы не сильно потревожили советские зодчие, но то, что осталось от исторической застройки, также безнадежно вет­шает. Большенный вопрос, увидят ли наши внуки знаменитое старицкое городище на нордовом берегу с Борисоглебским собором, храмом Параскевы Пятницы, торговыми линиями и другими древними строениями. А посмотреть есть на что.

Зато на сегодняшний день целиком восстановлен архитектурный комплекс Свято-Успен­ского монастыря, ко­торый во всей красе раскинулся на противолежащем от городища берегу Волги. Городские набережные Старицы идеально подходят для романтических пеших гуляний.
Кроме традиционных достопримечательностей, можно обратить внимание на известные старицкие к­атакомбы в округах города, а также на объекты так называемого индустриального туризма – заброшенные заводы и фабрики. В итоге продолжительной добычи «старицкого мрамора» в известняковых пластах к естественным карстовым вакуумам прибавились десятки километров рукотворных пещер. Системы ходов даже имеют свои наименования: Ледяная, Лисичка, Капкан и, самое любопытное, Дохлобарсучья.

Любой «отросток к корням» можно сравнить с возвращением домой, даже если вы горожанин в четвертом поколении. Провинция для обитателя мегаполиса сродни успокоительному средству, которое вводит в легкую эйфорию и одновременно отрезв­ляет. Вдали от городской суетни всегда медленнее течет время, но самое главное, что здесь гораздо ближней земля и ниже небо.

Новый Ford Kuga: Герой ландшафта

Во время фотосъемки на одной из улиц Торжка ко мне подошел сотрудник ГИБДД, но вместо типовой просьбы предъявить документы, он опустил ладонь на капот обновленного Ford Kuga и смачно причмокнул: «Неплох!» К счастью, моя персона его совсем не интересовала, зато автомобиль стал предлогом для весьма теплой беседы. А поговорить было о чем. В новом облике Ford Kuga подлинно хорош. Его «лицо» существенно преобразилось не только за счет другой конфигурации фар, бампера и решетки радиатора, но и благодаря видоизмененному капоту. В задней доли модернизированы фонари и слегка «подрихтована» дверь багажника. Салон сейчас оснащен 8-дюймовым экраном новой медиасистемы SYNC 3 с русифицированным голосовым управлением, трехспицевым штурвалом с подрулевыми лепестками, иным блоком климат-контроля и кнопкой электронного стояночного тормоза. В условиях российской зимы весьма кстати пришлись такие новшества, как обогрев руля, зоны покоя «дворников» и форсунок стеклоомывателя, какие теперь спрятаны под капот.

Тверские просторы мы бороздили на кроссовере с 2,5-литровом мотором Duratec мощностью 150 л.с., какой доступен в России только в переденприводном варианте. Версии 4х4 предлагаются с двигателем 1,5 EcoBoost мощностью 150 и 182 л.с. Российские стоимости стартуют с 1 399 000 руб. за комплектацию Trend c 2,5-литровым силовым агрегатом. Посвежевший Ford Kuga гармонично вписался в зимний русский ландшафт и за все время путешествия не дал ни единого повода для беспокойства, несмотря на серьезные путевые условия.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ